Детектор попсы: ответы на вопросы

Моя заметка Детектор попсы вызвала несколько вопросов. Спустя годы я решил освежить всё это в памяти и дать более подробные разъяснения. И конечно, записать более свежее видео с новыми музыкальными фрагментами.

Во-первых, моё понимание попсы может отличаться от вашего. Этот «Детектор попсы» — не более чем юмор для ценителей жанра. Но если вы понимаете музыку не только на чувственном уровне, то нужно просто разобраться в определениях — и мои выводы станут понятнее.

Назовёте ли вы попсой удивительно красивые песни итальянской эстрады, которые были мега популярны в 80-х?

В посте я называю попсой такую музыку, над которой мало потрудились. Труд над песней состоит из двух частей: изначальная задумка и конечная реализация. Давайте пока не будем трогать изначальную задумку — то есть, мелодию, необычные аккорды, глубокомысленный текст, степень плагиата и всё остальное, что является базой хорошего творения. Это тема для отдельного обсуждения, и эти качества музыки или песни сегодня может оценить только живой человек или продвинутая нейронная сеть. Когда это станет возможным, тогда я напишу следующий пост (или поручу это дело домашнему нейронному компьютеру :)

Представьте небольшой каменный шар. С обывательской точки зрения этот шар не достоин внимания. Но каменотёс увидит в этом шарике результат долгой работы. Поэтому он испытает удовольствие от созерцания. Проведите аналогию с музыкой.

Вместо гадания на кофейной гуще мы рассмотрим сухие технические параметры конечного аудиофайла, которые можно определить на самом простом компьютере.

В этом плане фраза плохо потрудились означает следующее:
• не поискали более качественный синтезатор или банк инструментов,
• не пригласили живого исполнителя для ключевых партий,
• не заказали профессиональное сведЕние.

Вот всё и становится на свои места! В 90-е и в начале 2000-х, когда молодёжью активно использовалось понятие «попса» (на контрасте с панками, металлистами, рэпом и т.д.), именно этими тремя признаками обладала любая отечественная попса. Поэтому её можно было определить чисто технически. В ту эпоху и родилась идея детектора попсы.

Но сейчас ситуация изменилась. Даже тот шлак, который мы слышим на улице из портативных колонок школьников, где есть только барабан, хай-хэты, бас и вокальная партия на 2 нотах* — даже над ним обычно работают профессиональные саунд-продюсеры. И не исключено, что даже такая примитивная музыка, если её пропустить через «детектор», покажет результат не хуже симфонического оркестра.

* Не путать с тремя аккордами. С тех православных времён эфир знатно деградировал.

Что делает фазовый анализ

Итак, phase analysis всего лишь сравнивает левый и правый каналы. Это не какой-то магический инструмент, который даёт ответ на все вопросы. По графику видно:
• насколько выражено изначальное стерео,
• характер звучания инструментов (скрипки, пианино, synth lead и т.п.),
• наличие стереоэффектов (chorus, reverb и т.п.)

Стоит заметить, что огромный пласт хорошей музыки прошлого века дошёл до нас только в формате моно. Она не перестаёт быть хорошей. Но у нас всё-таки два уха, и в ближайшем будущем эта ситуация вряд ли изменится, поэтому я и придаю большое значение сравнению левого и правого каналов.

Как влияет сведЕние (пост-обработка)

Наличие пост-обработки по графику можно условно определить вот так: если простой инструмент на графике выглядит красиво и сложно, значит, во время создания трека или при сведении этого трека над ним хорошо поработали (включая в том числе и возможную замену саунд-фонта на более качественный). Кстати, стереофонические синтезаторы или банки инструментов были для 90-х большой редкостью.

Также возможно, что весь трек случайно или намеренно прошёл через какую-то обработку, в результате которой были добавлены или, наоборот, убраны различия между левым и правым каналами. Последнее может произойти при кодировании звука, ведь чтобы уменьшить объём файла, приходится убирать лишнюю динамику не только в громкости и частоте, но и в стереопанораме.

А вот пример улучшения стереопанорамы: в середине тротуара стоит старенький граммофон, запись производится на расстоянии 1 метра. Рядом стоят здания сложной формы, деревья, двигаются люди — всё это отражает звук и добавляет глубины сцене. Ясно, что в итоге мы получим живую стереопанораму, даже если источником был монозвук. Примерно таким же образом обогащают звук при сведЕнии. Однако, превратить моно в полноценное стерео невозможно какими-то эффектами.

А живой ли звук?

В большинстве случаев по фазовому анализу можно угадать живое звучание. Если взять обычную акустическую гитару, то разные её части будут резонировать по-разному в зависимости от высоты звука. Если стереомикрофон расположен достаточно близко к инструменту, то в итоге левый канал будет заметно отличаться от правого. Я уже молчу про барабанную установку, пианино, группу музыкантов или оркестр.

Однако дорогие саунд-фонты, синтезаторы, моделирующие живой инструмент, а также профессиональная обработка могут дать такую же картинку, что и при живом звучании. В конечном счёте, если звучание по всем параметрам никак не отличается от живого, то важно ли для нас, действительно ли оно было живым? Если цифровая аппаратура даёт тот же сигнал на выходе, что и аналоговая, есть ли разница?

Это то же самое, что тест Тьюринга (ссылка на Википедию). В ходе эксперимента требуется определить, с кем мы общаемся: с настоящим человеком или с компьютером, который ведёт себя так же, как человек. Почему же мы предпочтём общаться с людьми? Потому что мы им доверяем. Мы думаем, что другой человек — такой же, как и я сам. Но ведь это достоверно не известно :)

Надеюсь, теперь по фазовому анализу вопросов не осталось, зато появились вопросы о месте человека во Вселенной. Что ж, будет, о чём рассказать в следующих заметках.

Смотрите также

Комментарии закрыты. По всем вопросам обращайтесь ко мне по почте, через Вотсап или Вконтакте, см. раздел Контакты

Следующая заметка

© 2018